#О расказачивании

Листая новостную ленту одного из крупнейших региональных СМИ, наткнулся на очаровательный пост, в котором журналист портала Юга.ру Нина Шилоносова поделилась с общественностью своими размышлениями на тему красного террора на Кубани. Иронически вопрошая «Казаки — кубанская скрепа?», Нина недоумевает от того, что, зайдя на сайт Кубанского казачьего войска 24 января 2019 года, не увидела каких-либо упоминаний о расказачивании. В любой другой день сердобольный журналист, наверно, не обратил бы внимание на данный факт. Но именно 24 января 2019 года исполняется 100 лет со дня вступления в силу директивы «о расказачивании». По мнению Шилоносовой, 24 января – это день памяти жертв советской власти, и никак иначе. «Вот в Карачаево-Черкесии эту трагедию поминают на законодательном уровне, три памятника стоят…» — продолжает сокрушаться Нина. В заключении журналист мастерски разоблачает совково-казачий заговор на Кубани: «В общем, столетие Ленинского комсомола – это месяц отмечаний, а про красный террор на Кубани лучше не шуметь…»

Удивительно, как в коротком посте журналисту удалось сконцентрировать критическую массу благоглупостей, идеологических штампов и откровенной лжи, которые, к сожалению, становятся общим местом в окружающем нас информационном пространстве. Возможно, журналист искренне заблуждается? Не являясь специалистом в истории, Нина, как и многие наши сограждане, находится в плену недобросовестной пропаганды? Давайте разбираться.

Во-первых, хотелось бы успокоить впечатлительного журналиста. Нина, не волнуйтесь пожалуйста, на Кубани помнят про директиву «о расказачивании». Например, 23 января сего года в одной из школ Ейского района, в рамках месячника оборонно-массовой и военно-патриотической работы, для учеников 4-го класса (напомню, что историю в школах начинают преподавать с 5-го класса) провели мероприятие, посвященное геноциду казачества. Дети узнали, что казаки подверглись массовым репрессия со стороны советской власти. В ходе которых, по самым нескромным подсчетам, погибло не менее 3 миллионов казаков. Но «лектор» запамятовал упомянуть в школьном классе о том, что согласно переписи 1897 года общая численность казаков в Российской империи составляла около 3 миллионов человек. Содержание подобных проповедей незамысловато: красный террор – был, белый террор – нет, не слышали.


Учащиеся 4-го класса МБОУ СОШ №19 поселок Степной, Ейского района, Краснодарского края.

Во-вторых, поговорим подробней о директиве от 24 января 1919 года. Так называемая директива «о расказачивании» – это комплекс документов, включающий в себя протокол заседания Оргбюро ЦК РКП(б) и «Циркулярное письмо ЦК об отношении к казакам». В циркулярном письме был указан перечень мер в отношении некоторых групп казачества. К этому комплексу документов у историков-исследователей есть рад вопросов. По-прежнему доподлинно неизвестно, кто разработал данную директиву. Текст протокола заседания Оргбюро ЦК РКП(б), на котором обсуждалось отношение советской власти к казакам, в некоторых деталях расходится с текстом письма. Циркулярное письмо не имеет даты, а подписано не принявшим его Оргбюро, а Центральным комитетом РКП(б).

Следует отметить, что по своему содержанию директива от 24 января 1919 года противоречит ранее обнародованным декретам и обращениям советской власти к казачеству. Приведем несколько примеров. Обращение «Ко всему трудовому казачеству» с постановлением об отмене обязательной воинской повинности и о других льготах казакам от 9 (22) декабря 1917 года гласит:

Властью революционных рабочих и крестьян Совет Народных Комиссаров объявляет всему трудовому казачеству Дона, Кубани, Урала и Сибири, что Рабочее и Крестьянское правительство ставит своей ближайшей задачей разрешение земельного вопроса в казачьих областях в интересах трудового казачества и всех трудящихся на основе советской программы и принимая во внимание все местные и бытовые условия и в согласии с голосом трудового казачества на местах.

В настоящее время Совет Народных Комиссаров постановляет:

1) Отменить обязательную военную повинность казаков и заменить постоянную службу краткосрочным обучением при станицах.

2) Принять на счет государства обмундирование и снаряжение казаков, призванных на военную службу.

3) Отменить еженедельные дежурства казаков при станичных правлениях, зимние занятия, смотры и лагери.

4) Установить полную свободу передвижения казаков.

5) Вменить в обязанность соответствующим органам при народном комиссаре по военным делам по всем перечисленным пунктам представить подробные законопроекты на утверждение Совета Народных Комиссаров.

«Обращение Третьего Всероссийского съезда Советов к трудовому казачеству» от 16 (29) января 1918 года начинается со слов «Братья казаки». «Обращение к трудовым казакам Дона и Кубани о борьбе с контрреволюцией» от 30 мая 1918 года, обнародованное в тот период, когда под натиском антибольшевистских сил фактически перестала существовать Донская советская республика, также не содержит враждебной риторики в отношении всего казачества.


Моор Д.С. «Казак, ты с кем? С нами или с ними?» — советский плакат 1918 г.

Важно понимать, что директива от 24 января 1919 года – не сферический конь в вакууме. Это документ, появившийся в определенных политических и социально-экономических условиях. Соответственно, чтобы дать этому документу адекватную оценку, его следует рассматривать в рамках конкретного исторического контекста, в неразрывной связи с логикой событий Гражданской войны. Без краткого экскурса в историю Гражданской войны на Дону, нам не обойтись.

В первый же день Октябрьской революции 1917 года верхушка донского казачества, возглавляемая войсковым атаманом А. М. Калединым, публично обозначила свое отношение к событиям, произошедшим в Петрограде, назвав захват власти большевиками преступным. На территории Донской области незамедлительно вводится военное положение. Разворачиваются репрессии в отношении большевиков и лиц, подозреваемых в связях с ними. Так 2 декабря 1917 г. войска атамана Каледина заняв Ростов-на-Дону, учинили расправу над сторонниками советской власти. Только 11 декабря было похоронено 62 ростовских рабочих, расстрелянных калединцами. Параллельно с мятежом Каледина еще один видный представитель донского дворянства П.Н. Краснов, пособник нацистов в годы Великой Отечественной войны, с отрядом казаков выдвинулся на революционный Петроград с целью «задушить» Октябрьскую революцию в младенчестве. Отряд Краснова был нейтрализован, сам Петр Николаевич был отпущен «кровавыми» большевиками под честное слово.


Алексей Максимович Каледин

Отметим, что донские казаки в своей массе занимали по отношению к большевикам позицию доброжелательного нейтралитета. Казаки-фронтовики, уставшие от тягот Первой мировой войны, симпатизировали советской власти, принявшей «Декрет о мире». Каледину не удалось привлечь на свою сторону значительные массы среднего, а тем более беднейшего казачества. Не обладая достаточными материальными ресурсами, не располагая широкой поддержкой народных масс, мятеж Каледина был подавлен красными. В результате 23 марта 1918 г. в Ростове-на-Дону провозглашается Донская советская республика в составе РСФСР.

Социально-экономическая и политическая ситуация в республике была сложной. Помимо противоречий на классовом уровне между зажиточной и беднейшей частями казачества, существовал вековой конфликт между казаками и так называемыми иногородними, которые составляли бОльшую часть населения Донской области, при этом считались людьми второго сорта и страдали от нехватки земли, находившейся в руках казачества. Стоит признать наличие внутрипартийной борьбы в рядах правительства Донской советской республики. Положение усугубила продразверстка, введенная большевиками по причине коллапса системы продовольственного снабжения, с целью обеспечить продовольствием города и создаваемую Красную армию. Все эти факторы обусловили сужение, первоначально достаточно широкой социальной базы большевиков. На Дону вспыхнули казачьи бунты, разгоравшиеся не без поддержки казачьей аристократии.

Несмотря серьезные вызовы, с которыми столкнулись красные на Дону, расправиться с Донской советской республикой белым удалось только при поддержке интервентов – войск кайзеровской Германии. Старые порядки на Дону восстанавливали железной рукой. В этом смысле крайне показательна запись в дневнике одного из руководителей белого движения, участника Гражданской войны на юге России – монархиста Михаила Гордеевича Дроздовского:

«Мы живем в страшное время озверения, обесценивание жизни. Сердце молчи, и закаляйся воля, ибо этими дикими, разнузданными хулиганами признается и уважается только один закон – «око за око», а я скажу: «два ока за око, все зубы за зуб».

Вот по такому закону и действовали белогвардейцы и белоказаки, расправляясь с красными. Приведем некоторые факты белого террора, изложенные в книге Ильи Ратьковского «Хроники белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917 – 1920 гг.)».

8 (26 марта) апреля 1918 г. генерал-майор П.Х. Попов, ставший походным атаманом Донского войска, издал приказ, в котором призывал убивать всех красноармейцев без разбора (стр. 49)

30 (17) апреля 1918 г. станица Новониколаевская. Дневник полковника М.Г. Дроздовского: «В станице и соседних поселках идет обезоруживание не казачьего населения. Тюрьма пополняется из всех закоулков. Казаки волокут за жабры вчерашних властелинов – колесо истории вертится. Много главарей расстреляно». (стр. 53)

2 мая (19 апреля) 1918 г. отступающая с Кубани на Дон Добровольческая армия снова в Лежанке. Утром в селе повесили захваченных комиссаров, и они висели, несмотря на церковный праздник – Великий четверг. (стр. 54)

4 мая (21 апреля) 1918 г. добровольческий отряд Дроздовского входит с боем в Ростов-на-Дону. Этим взятием города завершается дроздовский поход Яссы-Дон, для которого была характерна жесткая практика репрессий. Только отдельная команда разведчиков особого назначения под командованием Бологовского при отряде Дроздовского за время похода истребила боле 700 человек, в том числе около 500 непосредственно в Ростове-на-Дону. (стр. 54)

6 мая (23 апреля) 1918 г. Новочеркасск занят восставшими против советской власти донскими казаками. В городе начинается выявление большевистского элемента. Наличие массовых расстрелов в городе подтверждается несколькими свидетельствами. В частности, среди расстрелянных был дед известного политического деятеля новейшей истории России Константина Федоровича Затулина – Иван Затулин. (стр. 56)


Михаил Гордеевич Дроздовский

После уничтожения Советской республики, на Дону было провозглашено создание Великого войска Донского, главой которого стал небезызвестный П. Н. Краснов. Следует заметить, что власть на Дону неоднократно переходила из рук в руки, то к красным, то к белым. При этом уровень агрессии и градус насилия как с одной, так и с другой стороны нарастал в геометрической прогрессии. Возможно, вышеперечисленные эпизоды белого террора — это отдельные эксцессы? Следствие бескомпромиссного противостояния непримиримых врагов? Но, может быть, теперь, когда Донская советская республика разгромлена, а Великое войско Донское приобрело надежного союзника в лице Германии, что нивелировало угрозу рецидива внутренней советизации или большевистского нашествия извне, правительство Краснова перекует мечи на орала. Посмотрим. Открываем книгу Ильи Ратьковского на странице 62. Читаем:

30(17) мая 1918 г. Донской атаман генерал П. Н. Краснов учредил военно-полевые суды. За один только факт службы в Красной армии приговаривали к смерти. Согласно Приказу командующего Донской армией за №5 от 25 мая (8 июня по новому стилю) 1918 г. должны были быть немедленно созданы «во всех отрядах и окружных центрах военно-полевые суды» с назначением «…в состав таковых председателем офицера и двух чинов из воинских чинов без различия и звания». Общее количество жертв красновского режима в 1918 – 1919 гг. ориентировочно исчисляется несколькими десятками тысяч жертв. Согласно данным доцента кафедры истории СССР Ростовского государственного университета Д. С. Бабичева, казака по происхождению, цифры жертв казачества в период правления Краснова на Дону исчисляются в 40 тысяч человек. При этом Д. С. Бабичев ссылается на документы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Схожая, и даже несколько большая цифра, фигурирует в более поздней советской исторической энциклопедии. Согласно ей, всего за период правления атамана Краснова на Дону расстреляны и повешены 45 тысяч казаков и крестьян. Согласно еще более поздним данным историка Ю. В. Гражданова, при Краснове только в 1918 г. было расстреляно 25 тыс. человек. Согласно его данным, «всего за месяц пребывания Краснова на атаманском посту число приговоренных к расстрелу достигло 25 тыс. человек». Также заметим, что им в это число не были включены расстрелы белыми иногородних и казаков в начале 1919 г., когда, по мнению многих исследователей (например, Л. И. Футорянского), был пик «красновских репрессий». Таким образом, данные последнего исследования также подтверждали ранее озвученные цифры: порядка 40 тысяч человек. С этими источниками согласен известный исследователь белого движения д.и.н. А. В. Соломин, который также упоминает цифру в 45 тысяч жертв».

Полагаю, теперь контекст исторических событий, предшествовавших появлению директивы «о расказачивании» принял более ясные и понятные очертания. Не правда ли? Следует учесть, что входе этого краткого исторического экскурса, мы затронули события, происходящие непосредственно внутри страны, а точнее на территории юга России, не учитывая ситуации на Урале, Сибири и т.д. Не касались внешнеполитической обстановки. Хотя, по меньшей мере, стоит упомянуть о Гражданской войне в Финляндии (январь – май 1918 г.) Белофинны наглядно продемонстрировали правительству Советской России, что ожидает большевиков и их сторонников в случае победы контрреволюционных сил. В ходе белого террора в Финляндии, только в концентрационных лагерях, по самым минимальным оценкам, погибло 12 тыс. человек при общей численности населения страны 3 миллиона человек.

Теперь мы готовы ознакомиться с директивой

Как видно из текста, некоторые пункты директивы сформулированы достаточно жестко. В особенности пункт №1, №2, №5. При этом отчетливо видно, что репрессивные меры должны были применяться не к казакам вообще, а к определенным группам казаков. Конкретно к казачьей аристократии, которая в своей массе была враждебна к советской власти, и к казакам, которые боролись советской властью. Директива «о расказачивании» — это документ своего времени, логика которого становится понятна каждому, кто помимо ознакомления с вышепредставленным текстом, удосужится вникнуть в причинно-следственные связи событий Гражданской войны. Тем, кто не согласен с подобной оценкой Циркулярного письма, рекомендую обратиться к статье 279 УК РФ «Вооруженный мятеж». Читаем:

Организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации — наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет.

Пожалуй, звучит мягче, чем формулировки директивы. Но так и у нас за окном не Гражданская война.

Отметим еще несколько крайне важных фактов, связанных с директивой от 24 января 1919 года. В ряде статей и работ по данному вопросу есть информация о том, что уже 10 февраля 1919 года, член Реввоенсовета Южного фронта и член ЦК РКП(б) Григорий Сокольников выступал против директивы от 24 января. К сожалению, нам не удалось найти документального подтверждения данного выступления. Но были обнаружены косвенные «улики», показывающие истинный размах «красного террора». Например, телеграмма Реввоенсовета Южного фронта, направленная Троцкому и Вацетису, с просьбой способствовать решению вопроса о транспортировке пленных казаков в тыл. То есть, Реввоенсовет обратился к центру не с требованием прислать на Дон несколько пулеметных команд для расправы над казаками, а с просьбой организовать их эвакуацию. Текст телеграммы представлен ниже.

Или вот, прошение казаков, перешедших на сторону Красной Армии, адресованное будущему красному командиру 2-ой Конной армии Филиппу Кузьмичу Миронову и его ответ казакам. Прошение датируется 10 – 15 февраля 1919 года. Наверное, это какие-то казаки-суицидники, решившие добровольно отдаться на растерзание красным палачам. А может быть, это документ показывает, что несмотря на лютое расказачивание часть казаков по-прежнему воевала на стороне красных и после директивы 24 января 1919 года. Текст прошения и ответное письмо представлены ниже.

Принимались в этот период и более жесткие решения.

Доподлинно известно, что уже 16 марта 1919 года в ходе Пленум ЦК РКП (б) было принято решении о пересмотре и приостановке действия положений директивы «о расказачивании». Фактически это означает, что январская директива просуществовала полтора месяца, не более. С 24 января по 16 марта 2019 года. Текст решения Пленум ЦК РКП (б) от 16.03.1919 г. представлен ниже. Обратите внимание на выделенный фрагмент документа.

Говорит ли этот факт о том, что плакальщики по судьбе подвергшегося «геноциду» казачества, выдают желаемое за действительное, обращаясь к директиве «о расказачивании», как к документу, инициирующему тотальный террор против всего казачества? Да, безусловно. Означает ли это, что после пересмотра положений директивы в марте 1919 года в отношении казачества не применялись репрессивные меры? Нет. Белые казаки били красных казаков, красные мстили белым. В стране шла Гражданская война. Откровенно жесткие меры применяли как красные, так и белые. Донское казачество, как и все общество, раскололось на тех, кто связывал сове будущее с советским проектом и на тех, кто его не принял. Другой вопрос: кто развязал эту войну? Сильно сомневаюсь, что она была нужна советам, установление власти которых двигалось триумфальным шествием по всей стране, преимущественно мирным путем.

Нетерпеливый читатель наверняка задался вопросом — как же директива 24 января 1919 года повлияла на кубанское казачество? Ведь журналист портала Юга.ru сокрушался именно о том, что на сайте Кубанского казачьего войска нет информации о директиве. Также вспомним детишек из Кубанского поселка Степной, которым рассказали, как злобные комиссары загеноцидили их предков – кубанских казаков. Отвечаем: никак.


Флаг Кубанской народной республики

Дело в том, что Северо-Кавказская советская республика в составе РСФСР, куда входили и территории современного Краснодарского края, пала еще в декабре 1918 года. Соответственно, на момент появления директивы «о расказачивании» Кубань находилась под совместным контролем белых — Кубанской народной республики и Вооруженных сил юга России (ВСЮР) до 1920 года. Интересно, а как складывались отношения кубанского казачества с Деникиным – главнокомандующим ВСЮР?

Обратимся к воспоминаниям Александра Петровича Филимонова, атамана Кубанского казачьего войска, об эпизоде, произошедшем в июне 1919 года.

Деникин во время обеда был мрачен и произнес совершенно неожиданный для нас тост. Он сказал приблизительно следующую речь:

— Вчера здесь, в Екатеринодаре (название города Краснодар, до 1920 года —прим. автора), царили большевики. Над этим домом развевалась красная тряпка, в городе творились безобразия. Проклятое вчера… Сегодня здесь происходит что-то странное — слышен звон бокалов, льется вино, поются казачьи гимны, слышатся странные казачьи речи, над этим домом развевается кубанский флаг (в настоящее время флаг Краснодарского края — прим. автора)… Странное сегодня… Но я верю, что завтра над этим домом будет развеваться трехцветное, национальное русское знамя, здесь будут петь русский национальный гимн, будут происходить только русские разговоры. Прекрасное «завтра»… Будем же пить за это счастливое, радостное «завтра»…


Антон Иванович Деникин

Александр Петрович Филимонов

Николай Степанович Рябовол

Алексей Иванович Кулабухов

Деникин был человеком серьезным, его слова не расходились с делами. Уже 3 июня 1919 года был убит глава Кубанской краевой рады Николай Рябовол — видный представитель партии казаков «самостийников», выступавшей за широчайшую автономию Кубанки в составе бедующего Российского государства либо за полное отделение от такового. В ноябре, по решению деникинского военно-полевого суда, был повешен член Кубанской рады, участник парижской делегации, Алексей Иванович Кулабухов. Кстати, он был священником. По закону его можно было казнить только после снятия священного сана. Но деникинцы справились с ним без соблюдения таких формальностей. Деникин разогнал Законодательную раду Кубанской народной республики, члены которой были вынуждены эмигрировать. На Кубани нарастало общее недовольством режимом ВСЮР. Ситуацию усугубляла принудительная мобилизация кубанцев на фронт. Все это привело к массовому дезертирству кубанских казаков из рядов Добровольческой армии. Бороться с дезертирством белые предпочли карательными мерами, направляя в станицы Кубани так называемые «отряды порядка». Можно сказать с полной уверенностью, что руководство ВСЮР на Кубани применяло репрессивные меры не только против своих прямых противников – большевиков и красных казаков, но и против тех казаков, которые еще вчера были союзниками Деникина, по антисоветской коалиции.

Где стоны по казакам безвинно убиенным от рук белогвардейцев? Их нет. Данные факты не афишируются. Они приносятся в жертву современному идеологическому концепту, сводящемуся к нескольким незамысловатым положениям:

— Все казаки поголовно были составной частью белого движения;

— Все казаки боролись с кровозадными комуняками за веру, Кубань и Отечество;

— Все казаки подверглись репрессиям со стороны советской власти.

Но такая идеологическая конструкция, мягко говоря, не соответствует действительности.

В завершение кратко обозначим ситуацию в Карачаево-Черкесии, где по словам все того же журналиста, 24 января – это день памяти жертв советской власти. Открываем календарь знаменательных дат и событий Карачаево-Черкесской Республики. Читаем. 24 января — День памяти жертв политических репрессий против казачества. Как видим о жертвах именно советской власти нет ни слова.При этом заметим, что в период с конца 1918 по 1920 гг. в Карачаево-Черкесии заправляли белогвардейцы ВСЮР, а не красные. Так что, директива от 24 января 1919 года опять мимо кассы. Но, как говорится, если исторические факты противоречат политической конъюнктуре, тем хуже для самих этих фактов. Если очень хочется обвинить красных в «казачьем холокосте», то тут не помешают даже законы формальной логики.

Дня памяти жертв советской власти в природе не существует. На федеральном уровне памятной датой является День памяти жертв политических репрессий. Вы наверняка помните — это тот день, когда следует поминать всех тех кто подвергся политическим репрессиям, за всю историю Российского государства. Но по какой-то совершено «непонятной» причине (сарказм) скорби удостаиваются только те, кто пострадал от кровавой ГЕБНИ.

На официальном уровне в отношении событий Гражданской войны, провозглашен принцип примирения белых и красных. В городском парке Краснодара есть мемориал, спорный в художественном исполнении, но несущий смысл о необходимости помнить, о жертвах как с одной, так и с другой стороны. Но, к сожалению, слова о примирении, зачастую остаются только словами. В действительности в информационное пространство транслируются псевдоисторические и около научные мифы призванные дискредитировать советский период истории нашей страны, даже путем прямой фальсификации. Такое явление как расказачивания и связанная с ним директива от 24 января 1919 г., давно перестали быть предметом взвешенной научной дискуссии, превратившись в орудие борьбы с политическими оппонентами.

Ученикам 4 класса школы №19 в поселке Степном уже объяснили кто их враг. Кто расскажет им правду?

Автор:Тезис
0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Drahtigel

26,5
Комментарии: 29Публикации: 274Регистрация: 24-06-2015

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × пять =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*

5 × один =

Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

3 × пять =

Генерация пароля

четыре × два =